Москва 24

Общество

24 августа 2019, 00:14

Бодипозитив: когда он хорош, а когда по-настоящему опасен

63-летний москвич, маркетолог и лидер движения slow food в России Виктор Майклсон размышляет на одну из самых острых тем: что такое бодипозитив, а главное – когда он может быть реально опасен.

Фото: depositphotos/dml5050

Недавно одна френдесса спросила у себя в ленте: "Что вас восхищает?" И большинство комментов было: "Красота". Красота природы, человеческого тела, музыки, отношений, математического построения... И она продолжила опрос: "А что такое красота, по-вашему?" И все замолчали. А ответ-то прост: красота – это то, что нас восхищает.

Красота бывает разная – холодная красота северных лесов, горячая красота фламенко, греховная красота манновского Тадзио и набоковской Лолиты, нежная красота букета полевых цветов... Как много всего, что нас восхищает и о чем мы готовы говорить и петь!

Ну а есть ли объективные критерии? Какую женщину мы назовем красивой? Насколько критерии красоты объективны?

Классический костюм сегодня вызывает скуку, а гипюровый пеньюар – смех. Красавиц эпохи Возрождения с их рахитичными фигурами, мертвенно-бледными лицами, лысеющими со лба (или выбритыми по моде), вытянутыми черепами не взяли бы сейчас даже горничными в приличную гостиницу. Рубенсовские или кустодиевские дамы еще 5-10 лет назад сидели в сторонке и теребили в руках платочки.

Но время меняется, и мы меняемся вместе с ним. "Стандарты красоты" пересматриваются и становятся все более причудливыми. Если до 60-х идеалом женской красоты (см. Мерилин Монро) была женщина с широкими бедрами и большой грудью (эволюционный выбор, ничего личного: такая и родит легко, и выкормит...), то, начиная с легендарного фильма "Мужчина и женщина", в моду вошли девушки совершенно другого склада – с фигурой подростка. Как только ни изощрялись интеллектуалы (вспомнил Тома Вульфа: "Идеальная модель – это капитан школьной баскетбольной команды"), но мода на тощавых упорно держалась лет 50! И вот ей на смену пришло...

А вот не угадаете!

На смену пришел бодипозитив.

Фото: ТАСС/Вячеслав Прокофьев

Мой старый друг, работающий в "беловоротничковой" компании, рассказал, что у них в отделе есть молодая женщина, которая все время старалась похудеть и перебрала все существующие диеты. Когда грубоватый сисадмин спросил у нее недавно, на какой она диете сейчас, женщина, гордо подняв голову, сказала: "Я забила на диеты, я теперь – бодипозитив". Ошарашенный сисадмин не нашелся, что ответить (хотя обычно за ним не заржавевало).

На самом деле уже давно стандарты (а, скорее, иерархия: "худые сексапильнее толстых", "молодые привлекательнее зрелых") атакованы со всех сторон: то на подиум вдруг выходила объемная женщина, то в рекламных съемках были "все цвета радуги", включая трансгендеров и иже с ними.

Собственно говоря, бодипозитив как социальное явление лежит в мейнстриме политкорректности (к которой я – повторю – отношусь с большим уважением и надеждами на лучшее). Идея равноправия людей с любыми пропорциями и данными (размер – не только полнота, но и, скажем, очень малый или большой рост, физические отличия, раса и так далее) витает в воздухе. Но в случае с бодипозитивом это дало неожиданный эффект. Концепция разрешила женщине не вставать на весы и не считать калории. Для многих закончился многолетний кошмар, трата нервов и денег на диеты, диетологов, уколы и таблетки. Упали доходы гигантской индустрии похудения (от шарлатанов до научных центров).

Но эта история имеет и оборотную сторону. В огромном проценте случаев лишний вес – результат заболевания, иногда наследственного, иногда благоприобретенного. И вместо того, чтобы элементарно сдать анализы и послушать, что скажет врач, люди, поняв бодипозитив как вседозволенность, отдавались во власть своего несдержанного аппетита или любви к сладенькому. Увы, в человеческой природе найти оправдание своим действиям. Психологи называют это "философией следования": не "я поступаю так, потому что это правильно", а наоборот: "это правильно, потому что я так поступаю". А тут еще появилась целая идеология прикрытия. Давайте все-таки договоримся: бодипозитив – это не прикрытие распущенности.

Фото: depositphotos/belchonock

Я говорю об этом со знанием дела: мне в молодости один американский психолог объяснил, что мое обжорство – это расстройство (compulsive eating disorder), и его необходимо контролировать... Вот уже 30 лет борюсь...

Врач подтвердит вам, что у любого человека есть комфортный вес, форма, определенные генетикой, конституцией. Найди ее – и ты точно будешь знать, когда нужно приостановить гедонизм и немного последить за своими пищевыми привычками. Понять это можно по физическому ощущению легкости и комфорта. Необязательно для этого бежать марафон – достаточно понять это в нормальной жизни: поднимаясь по лестнице, во время бега, танцуя. Если возникает в голове пошлая фраза "а годы берут свое", то с большой вероятностью дело именно в весе! Так что ищите идеальный индивидуальный вес, и будет вам счастье! Я свой нашел и по утрам после душа взвешиваюсь, чтобы понять урон, нанесенный вчерашним обильным ужином. Если вижу пару лишних килограммов, то не меняю ничего кардинально, просто ем меньше (это ведь так несложно). И через несколько дней возвращаюсь к цифре комфорта.

В моей юности девушки с большой грудью стеснялись ее, буквально ходили сгорбившись, чтобы она была не так заметна. Меня это всегда бесило. Я думал: "Полюби свое тело, и тебя захотят". Легко сказать... Но это так, и многие люди с нестандартными чертами лица, фигурами и так далее именно благодаря бодипозитиву расправили плечи и гордо несут себя.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать